Победа небольшая, но важная

…Пусть опрокинет статуи война,

Мятеж развеет каменщиков труд,

Но врезанные в память письмена

Бегущие столетья не сотрут.

Эти шекспировские строки могли бы стать эпиграфом к эпохальному труду историков-энтузиастов из Пермского краевого отделения общества «Мемориал» – очередному тому региональной Книги памяти. Народная мудрость говорит о том же проще: «Что написано пером, не вырубишь топором». Необходимо зафиксировать в печатном слове – документальном, тщательно проверенном – те преступления против человечества и человечности, которые происходили в России в 1930 – 1950-е годы, чтобы подобное никогда не повторялось – ни в нашей стране, ни где-либо ещё.

Полное название этого эпохального труда – «Годы террора. Книга памяти жертв политических репрессий Пермского края». Над проектом работает на волонтёрских началах большая творческая группа: учёные-историки, писатели, журналисты, активисты «Мемориала» во главе с доктором исторических наук Андреем Сусловым и почётным председателем Пермского краевого отделения общества «Мемориал» Александром Калихом. Работа над книжной серией началась в 1997 году; планировалось, что тома Книги памяти будут выходить ежегодно… Предыдущий, 15-й том издания, однако, вышел в свет в 2013 году.

Организационную и содержательную поддержку этому многолетнему проекту осуществляют Администрация губернатора Пермского края, региональная Комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, Пермский государственный архив социально-политической истории, а финансирование всегда осуществлялось из бюджета Пермского края. Однако с 2014 года средства перестали выделяться, и лишь нынче финансирование возобновилось, что позволило выпустить очередной, 16-й том серии.

Это издание открывает новую главу Книги: начинается публикация документов, посвящённых истории «раскулачивания». Председатель Пермского «Мемориала» Роберт Латыпов называет книгу многострадальной, вымученной. Работа над документами началась ещё в 2010 году, в 2011 году том был в целом сформирован. И начался поиск денег. Изначально финансовую поддержку книжной серии оказывала администрация губернатора Пермской области (Пермского края), средства выделялись по статье целевой программы «Власть и общество», однако при губернаторе Викторе Басаргине средства вдруг перестали поступать. Наконец, «Мемориалу» удалось выиграть конкурсный грант и завершить проект.

Издание уникально – оно абсолютно документальное и абсолютно монографическое. Если раньше в Книге памяти допускалась публикация публицистических текстов и мемуаров, то сейчас принцип полностью академический – только архивные документы. Как оказалось, в теме истории «раскулачивания» и спецпоселений этот принцип работает эффективнее любых других: 150 документов из Государственного архива Пермского края и Пермского государственного архива социально-политической истории говорят сами за себя – возникает разносторонний взгляд, что происходило в начале 1930-х годов в глубинке нашего региона.

Инструкции, докладные записки, отчёты, рапорты региональных государственных органов, а также жалобы, газетные материалы и, разумеется, материалы следственных дел складываются в историю, полную драматизма. Многие думают, что в Пермском крае практически не было массовых «раскулачиваний», что наш регион главным образом принимал спецпереселенцев с юга России, из Белоруссии, Украины, однако документы свидетельствуют, что это не так: жертвами насильственной коллективизации стали и тысячи семей прикамских крестьян. Об этом – блестящая исследовательская работа профессора Андрея Суслова «Трагедия советской деревни», опубликованная в качестве вступления к Книге памяти:

«Осуществляя разнарядку Уралобкома на «раскулачивание» 900 хозяйств, в Пермском округе к лету 1930 г. лишили имущества и выслали 3 325 человек. В целом по Уралу за первое полугодие 1930 г. подвергнуто «раскулачиванию» до 30 000 семей, выслано за год 13 855 семей. 1931 год стал решающим в проведении сплошной коллективизации. В районах северного Предуралья колхозы охватили 54,3% крестьянских дворов, в центральном и южном Предуралье – 69,6%. Планы, таким образом, вновь были успешно выполнены и перевыполнены».

Исследователь приводит множество жутких примеров действий органов, ответственных за коллективизацию:

«Классическим примером произвола стали «медянские раскулачивания». Изъятия имущества в селе Медянка Уинского района, начавшиеся 18 – 19 января 1930 г., превратились в настоящие ночные грабежи. «Экспроприаторы» отбирали все имущество, вплоть до портянок, часть продуктов съедали на месте, часть имущества раздавали близким на свадебное приданое. На замечания комсомольского актива, что лучше бы агитировать крестьян в колхоз через массовые читки агитстатей в избе-читальне, местные власти отвечали, что «некогда сейчас читать, надо раскулачивать и выселять. После отберём церковь и там почитаем».

В новом томе «Книги памяти» множество подобных и ещё более жёстких документов.

Александр Калих, почётный председатель Пермского краевого отделения общества «Мемориал»: «У пермской Книги памяти два основных адресата. Первый – это сами пострадавшие в годы политических репрессий и их родственники. Публикуя Книгу…, мы возвращаем честное имя тем, кто долгие десятилетия незаслуженно носил ярлык «врага народа», чьё достоинство и права были растоптаны.Второй адресат Книги – молодое поколение, которому, слава богу, не довелось испытать на себе действие советской репрессивной машины. Конечно, молодёжь кое-что читала о репрессиях, смотрела фильмы, слышала что-то от родственников. Но, к сожалению, большая её часть весьма смутно представляет себе, каким образом весь советский народ, за малым исключением, смирился с существованием тоталитарной системы, с массовыми репрессиями. Да и всё общество в целом, несмотря на сотни публикаций, ещё недостаточно чётко представляет опасности, которые несёт в себе сталинизм. Возможно, по этой причине мы никак не можем распрощаться с прошлым, полученная десятилетия назад тоталитарная «прививка» действует и сегодня. Приходится признать, что возврат к прошлому – не обязательно в старой оболочке – не так уж маловероятен, как это кажется оптимистам. Память о жертвах репрессий может предостеречь от выбора некоторых опасных путей общественного развития».

В 2014 году, несмотря на отсутствие финансирования, все тома Книги памяти были переведены в электронный формат; нынешний и последующие публикуются сразу в печатном и в электронном вариантах.

Проект выпуска региональной Книги памяти ещё далёк от завершения. Творческая группа планирует продолжить рассказ о рабском труде спецпоселенцев, о массовых репрессиях 1942 – 1944 годов – в самый разгар войны… Все эти материалы войдут в следующие выпуски Книги.

Для справки. Новый том Книги памяти распространяется бесплатно – через вузы, библиотечную и музейную сеть, научные центры и общественные организации. По вопросу приобретения её экземпляров можно обращаться в офис Пермского краевого отделения общества «Мемориал» – (342) 282-54-42.
 
Юлия Баталина



история общество память книга
Прислать новость
Пермская гражданская палата

Использование любых материалов с сайта Пермской гражданской палаты с целью их дальнейшего распространения допускается при условии указания в качестве источника информации сайт ПГП.


Юр. адрес: 614016, г. Пермь, ул. Глеба Успенского, 13-17.
Консультации проводятся по адресу: г. Пермь, ул. Екатерининская, 120а.
Запись по телефону: +7 (342) 233-40-63. E-mail: palata@pgpalata.org

Главная \ О нас \ Контакты

18+

Яндекс.Метрика